У высших офицеров отберут «членовозы»

Ограничить высших чинов военного ведомства в пользовании служебным транспортом решило Минобороны. С февраля автобазы видов и родов ВС, которые обслуживали эти командования и им же подчинялись, теперь переданы в непосредственное распоряжение министерства. Но самое интересное, как стало известно “МК”, — введен лимит на поездки. Очевидно, что в основе такого решения лежит благая идея — борьба со злоупотреблениями в использовании служебного автотранспорта. Но до конца его не продумали — войска столкнулись с серьезными проблемами.

Как утверждают офицеры, из-за этого новшества решать вопросы боеготовности стало намного сложнее.

Ранее автотранспорт в каждом виде или роде войск был закреплен за начальниками управлений и служб. Теперь же персональные машины остались только за командующим и начальником штаба. Плюс еще 2—3 дежурные машины. Заказывать автотранспорт в Минобороны теперь требуется заранее.

При этом ежедневный лимит у каждой из машин — 80 км. То есть если командующий утром приехал на служебной машине из Москвы куда-нибудь в Балашиху (главкомат ВВС) или Власиху (штаб РВСН), то в этот день он в лучшем случае может посетить не больше одного совещания в Минобороны (а их за день там случается куда больше). Причем заправить машину бензином за свой счет тоже нельзя, поскольку учет использования служебного автотранспорта ведется именно по километражу.

Зато какое облегчение командирам частей Ивановской, Владимирской и других областей! Теперь никто — ни главком, ни начальник штаба, никакие другие офицеры из управлений главкоматов уже не явятся к ним с неожиданной проверкой. Раньше было как? Сели начальники в автобус, который выделил командующий, — и вперед. Теперь же пока они напишут заявку в Минобороны, пока ее рассмотрят, утвердят, выделят автобус… Какая уж тут внезапная проверка!

В общем, теперь — так определил министр обороны — везде, где имеется общественный транспорт, военные должны пользоваться им. Что ж, вполне демократично. Собственно, военные и не против (хотя никаких дополнительных выплат за служебные поездки на общественном транспорте не предвидится), однако есть небольшая загвоздка. К примеру, в главкомате раздается звонок: “Через 2 часа совещание в Генштабе, быть обязательно”. (Такая практика, по словам военных, сейчас стала постоянной.) Естественно, заказать машину в Минобороны “ребята” уже не успевают и дружно отправляются своим ходом. При этом большинство совещаний имеют гриф секретности. Естественно, “ребята” на них едут с секретными документами. А как с ними себя вести в электричке или автобусе — этого, к сожалению, распоряжение министра не предусматривает.

Кроме того, в РВСН, ВВС, на флоте есть центры обеспечения реализации договоров, которые работают с американскими инспекторами. Представители из войск обязаны по первому требованию американцев прибыть в указанное место на микроавтобусе, забрать их и везти инспектировать. Так, вечером может поступить звонок: “Завтра в 8.00 ваша машина должна стоять возле Генштаба — начинается инспекция”. А при новом порядке заказать заранее автотранспорт наши специалисты не успевают. Так что при желании иностранцы вполне могут их обвинить в том, что они препятствуют инспектированию и препятствуют реализации международных соглашений.

Причем, как утверждают военные, за несоблюдение нового транспортного порядка, установленного в военном ведомстве, могут последовать серьезные санкции. Так, рассказывают, что один из высокопоставленных военачальников Минобороны, у которого из личного пользования изъяли машину, решил схитрить. Он пристроил свой “членовоз” в автопарк одной из академий, дислоцированных в Москве. Когда это вскрылось, в 24 часа был уволен начальник автослужбы этой академии. Военачальник, по слухам, отделался лишь испугом.