Россия ставит на место соседей-нахлебников?

Помнится, в конце 1980-х годов была популярна песня тогда еще андеграундной, а ныне вполне форматной группы «Аквариум». Песня эта называлась «Поезд в огне». В ней рассказывалось о некоем полковнике Васине, который, приехав на фронт и оценив обстановку, призвал своих солдат наконец-то вернуться домой. Тогда в полковнике Васине искали черты сходства с Михаилом Горбачевым, который провозгласил курс на «Перестройку». Однако, очевидно, что, будучи крайне популярной особенно среди молодежи, она сделала для коллапса Советского Союза больше, чем речи некоторых демократов-демагогов. Содержащийся в ней посыл был националистическим по своей сути. Необходимо отказаться от того, чтобы содержать союзные республики и обратить энергию и ресурсы для созидания собственной страны. Но после распада СССР о песне и содержащимся в ней посыле как-то забыли. И вот пришло время о ней вспомнить. То, к чему «Аквариум» призывал более 20 лет тому назад, наконец-то произошло. Россия складывает с себя ответственность за финансирование режимов на территории бывшего Советского Союза. Об этом сообщил премьер-министр Российской Федерации Владимир Путин журналистам из Токио в интервью, которое он дал в преддверии своего визита в страну «Восходящего солнца».

Данное заявление Владимир Путин сделал в ответ на вопрос японского журналиста о том, насколько отношения в области энергопоставок между Украиной и Россией могут повлиять на аналогичные отношения между Россией и Японией. Дословно ответ премьер-министра Российской Федерации звучал следующим образом: «Россия не использует свои энергопотоки в отношениях с другими странами. Россия торгует своими ресурсами, и мы хотим торговать этими ресурсами на рыночных основаниях, по рыночным мировым ценам. Есть признанные международные правила, и есть признанная международная формула определения цены как самого товара, так и транзитных услуг. На протяжении длительного времени — 15 лет — Россия шла навстречу своим партнерам — бывшим республикам Советского Союза и продавала им энергетическое сырье по ценам в несколько раз ниже мировых. За это время мы субсидировали экономики этих стран на десятки миллиардов долларов».

Ну что же, как говориться не было бы счастья, да несчастье помогло. Вопрос о том, что Россия должна снять с себя ответственность за субсидирование наших соседей назрел уже давно. Наиболее явным симптомом этого служили новогодние «газовые войны», которые вот уже несколько лет будоражили российское общество, не давая ему покоя в первые недели января. Новости, поступающие с переговоров между Россией и Украиной, более напоминали фронтовые сводки, телезрителей каждый час информировали о том, что соглашение почти достигнуто или о том, что украинская делегация в спешном порядке отправилась к себе на родину для того, чтобы получить консультации. Особенно раздражало, что практически невозможно было спокойно праздновать наступление Нового года, поскольку при приближении 12 часов ночи, экстренные выпуски новостей прерывали праздничные программы едва ли не каждые десять минут.

Необходимо напомнить, что именно с утверждения Украины о том, что Россия использует свой статус поставщика углеводородов как оружие империализма, началась травля нашей страны на международной арене. (Отзвуки чего как раз и слышаться в вопросе японских журналистов). Совсем свежий пример: в начале 2009 года, нашей стране пришлось оправдываться за то, что «Газпром» — акционерное общество, транснациональная корпорация, которая заинтересована, прежде всего, в извлечении прибыли, соответственно, она не может торговать себе в убыток. Правительство же России не раз и не два устами Владимира Путина вынуждено было напоминать мировому сообществу, что наша страна не может никоим образом повлиять на проводимую «Газпромом» ценовую политику, так как это было бы нарушением принципов либеральной экономики. И в то же время, оно не раз заявляло, что украинских братьев Россия в беде не оставит и сделает все, что в ее силах для того, чтобы минимизировать страдания украинского народа. Как бы то ни было, но сделка пусть и с длительной отсрочкой была заключена. Однако, очевидно, что руководство Российской Федерации сделало соответствующие выводы, а финансовый кризис предоставил необходимый предлог для оправдания изменения политики в отношении республик бывшего СССР.

Какова значимость заявления Владимира Путина? Впервые за несколько сотен лет Россия устами одного из своих руководителей заявила о том, что больше не будет терпеть соседей-нахлебников, которые готовы черпать собственное благосостояние из «неисчерпаемых» недр России и при этом поносить ее последними словами на международном уровне, утверждая ее одностороннюю ответственной за различного рода «геноциды», «притеснения», «голодоморы», «расстрелы патриотов» и так далее. Нынешнему руководству бывших союзных республик совершенно чуждо чувство благодарности. Но судить их за это едва ли стоит. В политике, тем более в международной, благодарность — категория излишняя и практически никогда не использующаяся. В конце концов, благодарность можно ожидать от вассалов, да и то лишь в том случае, если оно опосредовано чувством чести. Во всех иных случаях добровольная помощь со стороны заведомо более сильного заведомо более слабому рождает отнюдь не чувство благодарности, а чувство озлобленности по отношению к благодетелю. Вспомните, как не раз в мировой литературе описывался случай, когда заступник, заступившись за обижаемого, сам вызывал чувство агрессии. Кажется, что именно это и происходит в республиках бывшего СССР. О чем свидетельствует, к примеру, уже вполне очевидная неудача с реализацией программы возвращения соотечественников.

Вспоминается телевизионный отчет, который примерно год назад, решил сделать «Первый канал». Рапортуя о якобы успехах федеральной программы «Соотечественник», это СМИ показало сюжет о судьбе нескольких соотечественников. И как оказалось среди них нет ни одного этнически русского (понимаю, что данная формулировка обратит на меня гнев). Как сейчас помню, было рассказано о нескольких азербайджанцах, киргизах, а также об одном грузине, который переехал в Калининград для того, чтобы выступать в местном оперном театре.

Неудача программы возвращения соотечественников кроется отнюдь не только в «плохой» работе Федеральной миграционной службы. В конце концов, ФМС вынуждена действовать в соответствие с регулирующими их деятельность документами, которые не всегда характеризуются необходимой степенью четкости. И прежде всего, это касается того, кого считать соотечественником. Итак, в соответствие с Государственной программой «Соотечественик», соотечественником считаются:

1) Граждане Российской Федерации, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации;

2) Лица, состоявшие в гражданстве СССР, проживающие в государствах, входивших в состав СССР, получивших гражданство этих государств или ставшие лицами без гражданства;

3) Выходцы (эмигранты) из Российского государства, Российской республики, РСФСР, СССР и Российской Федерации, имевшие соответствующую гражданскую принадлежность и ставшие гражданами иностранного государства либо имеющие вид на жительство или ставшие лицами без гражданства;

Именно этим категориям дается возможность за счет средств федерального и регионального (тех 12 регионов, которые решили, что способны принять приезжих) бюджетов, то есть за счет налогоплательщиков, переехать на территорию нашей страны, более того в упрощенном порядке получить российское гражданство (в обычных условиях, надо заметить, сделать это крайне непросто).

А теперь давайте проанализируем, что за люди попадают под данные категории. Первый пункт вполне очевиден — это полноценные граждане России, уже имеющие паспорт с двуглавым орлом на обложке. Второй пункт — все те, кто проживал на территории СССР и обладал на момент его распада красным «серпастым паспортом», то есть, практически все население Советского Союза на 1991 год. Это означает, что любой человек на территории бывшего СССР старше 18 лет — это потенциальный соотечественник. Это ли не глупо. Почему моим потенциальным соотечественником, как человека родившегося на территории РСФРС и уже постоянно прожившего здесь 26 лет, должен считаться азербайджанец или грузин, который, во-первых, потенциально не владеет русским языком, во-вторых, является гражданином чуждой мне страны и представителем чуждой мне культуры (поскольку мой сознательный возраст пришелся на период, когда СССР уже не было), в-третьих, потенциально участвовавший в гонениях этнически русского населения в начале 1990-х годов и так далее. Однако именно люди с перечисленными характеристиками зачастую и становятся участниками данной программы. В конце концов, почему бы не выдать себя за соотечественника, получить подъемные, различного рода преференции от российских властей, заиметь «на халяву» российское гражданство, переехать в более стабильную и богатую страну. А затем перевезти еще и всех своих родственников, что вполне подходит под пункт о воссоединении семьи. Справедливости ради следует отметить, что федеральная программа «Соотечественник» исключает из числа соотечественников потомков лиц, принадлежащих к титульной нации иностранных государств. Но едва ли ныне 18-летний грузинский, украинский или киргизский паренек или девушка могли бы самостоятельно совершить столь важный шаг, как отправиться в иную страну.

Относительно пункта 3 также есть ряд возражений, но главным образом эмоционального рода. Едва ли гражданам России может понравиться, что люди, которые бросили свою Родину в самый тяжелый для нее период, уехав так сказать за сытой жизнью в капиталистических странах, сегодня, когда Российская Федерация активно возрождается, претендуют на самое ценное, чем сегодня обладают россияне — гражданством собственной страны.

Соответственно, для того, чтобы не возникало подобных эксцессов, необходимо более точно прописать, кого следует считать соотечественником. И в этом вопросе есть два решения. В современной научной литературе, посвященной проблемам гражданства, эти два решения обозначены словосочетаниями «право почвы» и «право крови». «Право почвы» предполагает, что гражданство определенного государства предоставляется автоматически тем, кто родился на территории данного государства. К примеру, родившийся на территории Соединенных Штатов Америки, пусть даже на борту самолета, практически автоматически становится гражданином США, пусть даже его родители и не имеют американского гражданства. Соответственно, такой ребенок вполне может претендовать на пост президента Соединенных Штатов. По «праву крови» гражданство автоматически предоставляется лишь тем, кто принадлежит к доминирующей в данном государстве национальной (этнической) группе, а также к иным национальным (этническим) группам, которые традиционно расселены на территории данного государства. Именно «правом крови» обосновывалось предоставление гражданства российским немцам, покинувшим пределы нашей страны в начале 1990-х годов. Справедливым кажется объединение этих двух пунктов для определения того, кто на современном этапе может считаться российским соотечественником. Это, во-первых, все родившиеся на территории Российской республики и РСФСР с 1917 года (именно РСФСР, а не СССР). Во-вторых, те, традиционная территория расселения этноса, к которому они принадлежат, расположена на территории Российской Федерации в ее нынешних границах. Наконец, в-третьих, граждане Российской Федерации, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации.

Это позволит приостановить процесс предоставления гражданства России тем, в ком наша страна едва ли может быть заинтересована, тем, кто вполне может выступить своеобразной «пятой колонной». Все же остальные, выходцы из республик бывшего СССР, должны получать гражданство РФ на общих основаниях, которые должны предполагать сдачу экзамена по русскому языку и истории России (Это, безусловно, не должна быть профанация. Уровень сложности экзамена и оценка знаний должны быть хотя бы на уровне современного ЕГЭ, не говоря уже о их соответствии, например, уровню проверки знания английского языка TOEFL). Кроме того, и здесь нам следует позаимствовать практику США, каждый принимающий гражданство РФ должен давать клятву на верность нашей стране.

Безусловно, подобные меры, проведенные с достаточной степенью суровости, несколько снизят поток «мигрантов», но, безусловно, увеличат его качество. Конечно же, на это потребуются дополнительные средства. А их Россия как раз и получит от республик бывшего СССР, которые наконец-то будут платить по рыночным ценам за то, что получали практически бесплатно вот уже 15 лет.