Путин в Японии: изменяй и властвуй

Не знаю, насколько можно доверять своим ощущениям и в особенности, когда чья-то фамилия действует на вас как красная тряпка на застоявшегося в стойле молодого быка (сознаюсь), но при первом ознакомлении с информацией о визите Путина в Японию (по ящику) в голову забрела мысль, что Путин не столько озабочен экономическими вопросами, сколько… Далее возможны варианты, как принято говорить в таких случаях, а потому давайте по порядку.

1. Япония еще до кризиса по уровню развития атомной энергетики занимала первое место в мире и вполне обходилась без содействия со стороны России. Нынешняя ситуация в производительной области (как и в любой прочей) такова, что в связи с кризисом, во-первых, падает потребление электричества, а во-вторых как следствие — растет конкуренция среди производителей сырья. И зачем Японии нужно покупать у России высокозатратное сырье для АЭС, если в условиях падения спроса — это потребует закрытия японских предприятий?

Данное обстоятельство наряду с особенностями внутренней политики Путина — наводит на ряд мыслей. В том числе: Япония необходима Путину как надежное место для складирования расщепляющихся материалов. Параллельно уже очевидной тактике, направленной на ликвидацию российских СЯС и устранение из пространства Вооруженных Сил как «естественного» противника «идеи» упразднения России как государства — Путин или кто бы то ни было еще, проводящий такую политику — неизбежно оказывается перед вопросом о месте для складирования и хранения расщепляющихся материалов, объемы которых по мере намечающегося сокращения ракет-носителей будут расти.

Параллельно по мере неминуемого усугубления кризиса параллельно реализации этого «плана» — будет расти и внутренняя оппозиция Путину, угрожая принять самые радикальные формы и методы. При такой перспективе даже минимальный инстинкт самосохранения обязывает подобного «стратега» заняться поиском хранилища, во-первых, за рубежами Нашей Раши, а во-вторых — удовлетворяющего требованию минимального риска для (гипотетической) т. н. «христианско-иудейской цивилизации», которая в своем нынешнем формате подразумевает политическое единство США, ЕС и Японии и «гарантом безопасности» которой Путин провозгласил себя давно.

С позиций вопроса обеспечения безопасности расщепляющихся материалов в ракурсе перерастания нынешнего финансово-экономического кризиса в политический — Япония хороша по ряду соображений.

Во-первых, в отличие от Китая, например, Япония не располагает никакими предпосылками к ухудшению отношений с ЕС и США. Относится к «метропольной» части нынешней глобальной колониальной системы, а не к «рабочей», как Китай.

Во-вторых, Япония обладает довольно высоким порогом стабильности. Ее население и в особенности молодое — если и является продуктом западной культуры, то заметно отличается от западной молодежи большей дисциплинированностью или меньшей анархичностью — как будет угодно. Несмотря на довольно долгое пребывание «под крышей» западной культуры — Япония пока умудряется сохранить влияние традиций, которые, сколько мне известно — не очень одобряют такие сугубо европейские методы массовой реакции на неудовлетворительное положение вещей как забастовки и уж тем более — бунты.

В-третьих, в широком мировоззренческом смысле, в том числе благодаря стойкости японских традиций к износу под влиянием западной массовой «культуры» — Япония является более или менее однородной страной, в которой какие бы то ни было значительные «инородные» диаспоры — фактически отсутствуют. При этом не только вероятность «исламского терроризма» в Японии почти нулевая, но — в отличие от Запада и России — очень низка вероятность конфликта поколений. В современном христианском мире независимо от вопроса о диаспорах — фактически существуют две нации; нация более или менее озабоченных действительностью «стариков» и нация абсолютно индифферентных к политической проблематике «молодых», которые при некоторых обстоятельствах могут войти в открытый конфликт.

Наконец, Япония если непосредственно и не является Западом — то является образованием, чрезвычайно близким и необходимым Западу в ракурсе возможного в будущем обострения противоречий с Китаем, что (при нынешнем положении дел) превращает ее в некую площадку, находясь на которой и от имени которой можно довольно эффективно торговаться с Западом по тому или иному вопросу.

2. Путин собрался решить вопрос о «спорных территориях» и своем будущем, а вся белиберда о развитии атомной энергетики и т. п. — обычное «прикрытие». В этой связи я бы обратил внимание, что во время этих мероприятий был затронут вопрос о строительстве в завода по переработке нефти. Роснефть, которая в последнее время более активно занимается выклянчиванием денег по всему миру, чем добычей нефти — намеревается эти же деньги вбухать в строительство завода в Японии!

В абстракции от анекдотичности этого прожекта (полудохлая Россия строит завод для Японии!!!) — особенность подобного рода «проектов» заключается в том, что в «развитых» странах каждое значительное предприятие несет на себе массу т. н. «социальных обязательств». Отсюда и следует острота вопроса об инвестициях, поскольку каждый «инвестор», создающий реальные экономические объекты — оказывается перед населением страны местонахождения объекта в пожизненном долгу. Ситуация с этими «обязательствами» такова, что даже в США после начала мировой финансовой политики, т. е. после того, как главным производством американской экономики — стало производство денег — «реальные» производства «удирали» из Америки, спасаясь от бремени упомянутых обязательств.

Путин всего этого не знать не может, а потому происходящее может быть растолковано следующим образом: Путин прикладывает усилия для максимально тесного «сращивания» (или как-то еще) верхушки своей банды с т. н. «мировой элитой», что предметно гарантируется при наличии у банды каких-то общественно-значимых (с точки зрения западного общества, важнейшей политической частью которой является японское общество) — производств. При этом Путин реально дееспособен и «конкурентен» для любого «развитого» общества тем, что в отличие от предпринимателей-аборигенов и при своем нынешнем статусе — Путин-инвестор способен направлять денежные поступления от продажи российского сырья — для исполнения социальных обязательств в каких-то других странах.

Разумеется, все эти пункты можно объединить в единое целое. Пусть читатель поразмыслит сам. Напоследок обращаю внимание на такое обстоятельство, что Путин «делегировал» проблему «спорных территорий» Медведеву, при этом довольно прозрачно намекнув, что проблема должна быть решена. Иначе говоря — нехай Медведев примет на себя ответственность за решение Путина о сдаче территорий. Такой вот штрих на тему «их нравы», но кроме этого должен признать, что наш дорогой Владимир Владимирович довольно существенно «реформировал» известный имперский принцип «разделся и властвуй». В новорашской интерпретации он, судя по всему, звучит как «изменяй и властвуй». Измена сегодня оплачивается и сплачивает. Довольно своеобразный факт для иллюстрации облико морале бывшего «первого в мире социалистического общества, строителя коммунизма».