Преступность национальности не имеет?

Эта расхожая фраза слишком политкорректна, чтобы соответствовать истине, — считает начальник 8-го отдела УБОП (борьба с этническими организованными преступными группировками) Роман Рожновский

— Долгое время говорилось, что преступность — наша общая беда и национальности у нее нет. Вы с этим согласны?

— Нет, преступность всегда имела национальность. И еще в начале 90-х годов появились устойчивые преступные сообщества, сформированные исключительно по этническому признаку. Просто в последнее время стали больше внимания уделять работе правоохранительных органов по противодействию таким ОПГ. И на фоне российско-грузинского конфликта сложилось ложное впечатление, что это некая целенаправленная кампания против представителей грузинской диаспоры в России. Ничего подобного — это плановая работа по противодействию всем этническим преступным группам, которая велась всегда.

— Какие особенности у этнической преступности?

— Этнопреступные группировки всегда сохраняют свою национальную самобытность и обособленность. Разработке они поддаются трудно, так как посторонних к себе пускают крайне редко. И общаются между собой на языке той местности, откуда приехали.

Преступники есть среди представителей любой национальности. Недавно мы столкнулись с тем, что граждане Узбекистана сколотили преступную группу и начали вымогать деньги у своих земляков, приехавших на заработки. Причем с теми, кто не хотел подчиниться, расправлялись достаточно жестоко.

— Сколько в городе таких группировок?

— Среди самых многочисленных можно отметить азербайджанскую ОПГ. Имея уникальные способности к торговле, они контролируют продовольственные рынки, занимаются наркобизнесом и поставляют в город дешевую рабочую силу — гастарбайтеров. В последнее время стали совершать преступления в сфере недвижимости: подыскивают пьющих людей или одиноких стариков, переоформляют и продают их квартиры.

Армянская ОПГ занимается в основном мошенничествами в различных сферах. Это и банковская деятельность, и различные кредиты, страховки, липовые страховые компании. Они весьма плотно работают с русскими криминальными структурами.

У дагестанской группировки нет явного лидера, она достаточно разрозненна и напоминает скорее клубы по интересам: кто-то угоняет автотранспорт, кто-то совершает грабежи и разбои, кто-то предоставляет «крышу» уличным лотереям. В последнее время они пытаются заниматься рейдерством, уже есть возбужденные уголовные дела.

Таджикская ОПГ специализируется в основном на оптовых поставках наркотиков — везут на Северо-Запад из Афганистана опий, гашиш и героин.

Цыганская группировка занимается розничным сбытом наркотиков. Отношения внутри их ОПГ как в большой, сплоченной семье. В наркобизнес вовлечены даже маленькие дети, которых обычно используют для перевозки наркотиков и для наблюдения.

Серьезную конкуренцию в наркобизнесе им составляют молдаване. А вот криминальная активность чеченцев в Петербурге заметно пошла на убыль. Еще в конце 90-х они легализовали в Питере средства, полученные преступным путем, и теперь занимаются в основном легальной коммерцией. А в связи с неспокойной обстановкой в Чечне стараются избегать повышенного внимания не только к себе, но и всячески уберегают от него законопослушных граждан-чеченцев, проживающих в Петербурге. Сейчас они «крышуют» наркоточки, устраняют конкурентов в прямом смысле слова и обеспечивают связи в правоохранительных органах.

Что же касается грузинской группировки, то ее представители создают здесь самый неблагоприятный климат. И преступлений, совершенных в городе и Ленинградской области, на их счету гораздо больше, чем у других этнопреступных группировок. Это в основном так называемые барсеточники. Их у нас на учете состоит 450, а реально по численности группировка превышает тысячу. Это очень серьезно — по сути, целый полк, ежедневно выходящий на совершение преступлений! Кроме того, грузины совершают квартирные и карманные кражи, хищения грузов. Бывает, что их «улов» достигает миллиона в день.

— Члены этнических ОПГ, несомненно, знают о теперешнем повышенном внимании к ним со стороны милиции. И как они действуют в этой ситуации?

— Сейчас они активизировались в укреплении коррупционных связей в правоохранительных органах. Ведь преступления, совершаемые грузинской ОПГ, происходят всегда практически на одной и той же территории — я имею в виду биржи в Василеостровском и Московском районах. И когда бывает по 5-6 преступлений в день, то очевидного не заметить просто невозможно.

— Вы хотите сказать, что местные отделы милиции плохо работают?

— Иметь оперативную информацию и реализовать ее — это две совершенно разные вещи. Оперативную информацию имеют все, но добиваются результата только те, кто активно работает!

— И какими результатами может похвастаться ваш отдел?

— На сегодня у нас арестовано восемь активных участников грузинской ОПГ. Но хочу отметить, что если бы не поддержка на самом высоком уровне и смелость следствия в принятии решений, мы таких результатов не добились бы. А причину я уже называл — коррупция. Есть и еще сложность — языковой барьер. Ведь барсеточники говорят в основном на мингрельском языке, и очень трудно бывает найти переводчика.

— Кто контролирует грузинскую группировку?

— Что касается грузинских авторитетов, то это понятие очень размыто. Есть богатые люди, имеющие влияние в криминальных, политических и бизнес-структурах. А есть воры в законе — их примерно восемь человек, существенно влияющих на преступность в Северо-Западном регионе. Они действительно обладают настоящим авторитетом, в том числе и в местах лишения свободы, сами совершают преступления, как это и предписывают воровские законы.

— Как разделены между ними сферы влияния?

— Ничто не мешает одной группировке влезть на территорию другой и делать там свои дела. Как говорится, кто смел, тот и съел. Рейдерские захваты и игорный бизнес контролируются богатыми людьми с широкими связями.

— А как делят сферы влияния славянские и этнические группировки?

— Если брать удельный вес этнического криминала по отношению к русскому, то на него приходится 10 процентов уличной преступности, половина преступлений в сфере недвижимости и 70 процентов всех видов краж.

— Есть какое-то взаимодействие между МВД России и Грузии?

— В криминальном мире есть такой закон: если человек имеет титул вора в законе, то он не должен этого скрывать, даже и от милиции. И на прямой вопрос прямо и отвечать: да, я вор. Президент Грузии этим воспользовался и принял правильное, прямо «жегловское» решение: вор должен сидеть в тюрьме. А между МВД Грузии и России в этом плане налажены связи — воров этапируют в Грузию и там привлекают к ответственности.

— Как побороть этническую преступность?

— Нам очень серьезно нужно решать проблему с миграционным законодательством и ответственнее подходить к работе паспортно-визовых служб. Примеров по коррупции здесь хватает. По материалам нашего отдела горпрокуратура возбудила уголовное дело о незаконной выдаче гражданам Грузии и Азербайджана 75 паспортов. Документы объявлены недействительными, а к уголовной ответственности привлекается бывший начальник паспортного стола 45-го отдела милиции.

Причины всплеска этнической преступности в городе очевидны: огромное количество всевозможных фирм, занимающихся регистрацией и выдачей гражданства на коммерческой основе. Вопрос с гражданством для представителей этнических диаспор должен быть поставлен на самый жесткий контроль — я имею в виду лишь уроженцев бывших союзных республик, а не уроженцев РФ. И тогда этническому криминалитету можно будет нанести серьезный удар, после него они не оправятся.

Посмотрите, что творится в городе, на окраинах Невского и Московского районов — это же мини-Баку. В отделах милиции на входе стоит азербайджанец с автоматом и говорит: «Куда ты идэшь, зачэм?» Происходит внедрение представителей этнических ОПГ в правоохранительные органы. И это не разжигание национальной розни — лишь констатация факта.

Дело в том, что со своим земляком решить мелкий криминальный вопрос проще, чем с представителем другой национальности. А в дальнейшем можно будет прекратить материал проверки, закрыть уголовное дело… Этот вопрос поднимался на коллегии МВД.

В заключение хотелось бы заметить, что на территории Азербайджана или Грузии нет ни одной группировки, сформированной по так называемому славянскому этническому признаку.