Почему Центризбирком обманул Страсбургский суд

Адвокат СПС Вадим Прохоров рассказал «Избранному» о том, что будет делать СПС после решения Верховного суда

— Вы были готовы к такому решению суда?

— Решение прискорбное, но, откровенно говоря, вполне предсказуемое. Потому что пока, к сожалению, не следует ожидать, что даже Верховный суд может возвысится до признания фактов, оспариваемых режимом. В частности, согласиться с тем, что при таких нарушениях нельзя с достоверностью установить результаты волеизъявления граждан.

— В чем состояли главные аргументы судей?

— Пока нет мотивировочной части решения, я могу только предположить, что суд, вероятно, согласился с позицией Центризбиркома. А тот, в свою очередь, стоял на том, что, несмотря на очевидность нарушений закона в отношении нашей партии, этого недостаточно, чтобы требовать отмены результатов выборов.

— То есть сам факт нарушений закона в отношении СПС не оспаривался?

— Это при всем желании было бы невозможно сделать, поскольку у нас на руках есть вступившие в силу решения судов. Поэтому главный пафос Центризбиркома был направлен на то, что эти нарушения никак не повлияли на результаты выборов в целом. В стремлении доказать это представители ЦИК уверяли даже, что незаконное изъятие 17 миллионов экземпляров печатной продукции – это цифра ЦИК, на самом деле суды признали незаконным изъятие у нас 36 миллионов экземпляров — не является массовым. Печально, что Верховный суд не вынес ни одного частного определения в адрес правоохранительных органов по установленным фактам нарушений закона. Но очень хорошо, что в ходе слушаний вскрылась неблаговидная деятельность Центризбиркома. Обнаружилось, в частности, что в ответе на запрос российского представителя в Европейском суде ЦИК откровенно передергивал цифры.

— Ответ Центризбиркома был все-таки представлен на слушания?

— Да, судья Зайцев его затребовал, как и обещал.

— Теперь вы знаете его содержание?

— Знаем, и будем обжаловать в Страсбурге недостоверную информацию, представленную Центризбиркомом.

— В чем заключается недостоверность?

— Как раз в передергивании цифр. Коротко говоря, Центризбирком в разы завысил количество выпущенных СПС агитационных материалов – и в разы занизил количество конфискованной у нас печатной продукции. Получается, что изъят был крайне незначительный процент. Значит — и проблемы нет.

— Что собираетесь делать дальше?

— Прежде всего, безусловно, будем обжаловать решение Верховного суда в Кассационную коллегию. Затем начнем в районных судах требовать возврата денег за незаконно изъятые материалы. Ну и, конечно, будем разбираться, что еще ложного ушло в Европейский суд из Российской Федерации. Посмотрим, как Совет Европы воспримет предоставление Европейскому суду ложной информации со стороны официальных органов власти России.

— Какова все-таки судьба жалобы СПС в Страсбургском суде? Вы вчера вдруг сказали журналистам, что вам самому это неясно. Она принята или нет?

— Нам известно, что она дошла до Страсбурга. Но каков сейчас ее процессуальный статус, этого мы сказать не можем. Надо выяснять.