Ингушетия может стать второй Чечней?

Казни без суда, массовые задержания и пытки — такие действия властей в Ингушетии ведут к дестабилизации обстановки в регионе, заявляет международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW).

В предоставленном Би-би-си докладе организации, базирующейся в Нью-Йорке, утверждается, что российские власти с помощью похищений и экстрадиций пытаются заставить замолчать независимых наблюдателей в северокавказской республике.

В докладе, озаглавленном «Они как будто упали с неба!» Контртерроризм, нарушения прав человека и безнаказанность в Ингушетии», HRW характеризует ситуацию в республике как полное отсутствие правосудия и обвиняет российские спецслужбы в произволе.

Президент республики Мурат Зязиков в последний год не раз устраивал пресс-конференции, на которых подчеркивал, что ситуация в республике — под контролем властей.

Москва высоко оценивает работу главы Ингушетии. В феврале бывший президент России Владимир Путин наградил Зязикова орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени.

Между тем, по мнению ряда российских экспертов, в самой республике Зязиков не пользуется достаточной поддержкой и борется с оппозицией, опираясь поддержку Москвы.

В начале марта делегаты чрезвычайного съезда ингушского народа приняли обращение к России Владимиру Путину и его преемнику Дмитрию Медведеву с призывом навести порядок в Ингушетии.

«Никто не дает ответа»

«Это невыносимо! Республиканские власти и руководство силовых структур будто бы не знают, кто это с нами сделал. Вооруженные до зубов люди входят в село, избивают жителей, спокойно уходят. И никто потом не дает ответ, что же на самом деле произошло: они как будто упали с неба!», — цитируют авторы документа высказывание жителя Ингушетии по поводу спецоперации в селе Али-Юрт в июле прошлого года.

Обстановка в этой российской республике с населением около 300 тыс. человек за последний год резко обострилась, говорится в докладе.

Особую тревогу у правозащитников вызывают убийства русскоязычных граждан Ингушетии, которые выглядят как запланированные, целенаправленные акции.

«Human Rights Watch осуждает насильственные действия боевиков и признает за российскими властями право и обязанность предупреждать их, преследовать виновных и привлекать последних к ответственности», — отмечают авторы отчета, однако сразу же оговариваются, что реакция России на происходящее идет вразрез как с российским законодательством, так и с международными нормами права.

В документе подчеркивается, что если не будут приняты меры, ситуация в республике рискует перерасти в масштабный кризис с правами человека, по модели чеченского.

Саммит Россия-ЕС и права человека

HRW настаивает на том, чтобы Россия допустила в Ингушетию международных наблюдателей и гарантировала представителю специального комитета ООН против пыток свободу деятельности в соответствии с мандатом.

HRW также призывает положить конец ограничениям на акции протеста и передвижения журналистов по Ингушетии, введенные в результате наплыва в Ингушетию во время боевых действий в соседней Чечне беженцев и боевиков.

Евросоюзу следует использовать предстоящий 26-27 июня саммит ЕС-Россия в Ханты-Мансийске (первый с участием нового российского президента Дмитрия Медведева) в качестве возможности оказать давление на Москву по вопросам соблюдения прав человека, считают в HRW.

«Пришло время сказать, что, поскольку Россия — ключевой партнер и поскольку ЕС — союзник России, вопросы прав человека имеют принципиальное значение для наших отношений», — сказала в этой связи глава российского представительства HRW Аллисон Гилл.

Стратегия «чеченизации»

В интервью Русской службе Би-би-си главный редактор сайта «Кавказвский узел» Григорий Шведов признал серьезность ситуации в Ингушетии, но отметил, что она пока не является необратимой.

«Мы еще не имеем дело с таким тупиком, из которого нет выхода. Мы имеем дело с большой поляризацией общества, с гражданским конфликтом, перереросшим в гражданские боевые действия», — сказал Шведов.

Говоря о причинах гражданского конфликта, редактор «Кавказского узла» отметил отсутствие «политического пространства для протеста».

«Отсутствие политического процесса, гражданской оппозиции, которая может высказывать свое мнение, толкает очень многих людей на выражение своей оппозиционности с оружием в руках», — пояснил Шведов.

По его мнению, существенный вопрос, который стоит перед президентом России — это назначение губернатора.

«Будет ли это делаться через контролируемый премьер-министром парламент или, по-прежнему, администрацией президента. Вопрос о том, кто будет главой Ингушетии — это один из вариантов развития ситуации», — сказал Шведов.

Однако он уверен, что само по себе назначение нового главы Ингушетии не означает перемен в регионе.

«Менять первое лицо — этого будет мало. Дело даже не в лице, а в том, что надо иметь стратегию работы в Ингушетии. Стратегия сегодня — это стратегия подавления и «чеченизации». Но она не приведет в Ингушетии к позитивным для Кремля результатам», — убежден Шведов.