Большинство россиян против запретов на проведение митингов, а москвичи — за

Уличные митинги и демонстрации более половины (55%) россиян считают нормальными демократическими средствами достижения гражданами своих целей, и власти не вправе их запрещать. Такая позиция характерна практически для всех профессиональных, возрастных, образовательных, социальных и электорально ориентированных групп населения. Между тем чем больше город, тем большее количество его жителей поддерживает запрет уличных митингов. Таков еще один из выводов, сделанных социологами «Левада-Центра», которые опросили более 1500 граждан практически во всех регионах России, пишет «Время новостей».

Почти треть респондентов (32%) поддерживают запрещение уличных митингов, демонстраций, если они «мешают окружающим или ведут к беспорядкам». Как выяснили социологи, чем крупнее город, тем сильнее там «антимитинговые» настроения: согласны на запрещение подобных акций 27-28% жителей в малых городах и селах, 35% — в средних городах (от 100 до 500 тысяч жителей), 40% — в больших городах, 41% — в Москве. Чаще среднего на стороне запретов руководители, управленческие работники (39%), домохозяйки (38%), электорат ЛДПР (38%) и работники силовых структур (47%).

Число поборников права на уличные митинги и демонстрации увеличивается с ростом образовательного уровня (образование ниже среднего — 52%, среднее — 56%, высшее — 60%) и с улучшением материального положения («не хватает на продукты» — 49%, «хватает только на продукты» — 53%, «хватает на продукты и одежду» — 56%, «хватает на вещи длительного пользования» — 61%).

Чаще среднего защищают право на свободу собраний независимые предприниматели (59%), специалисты (60%), служащие (62%), электорат КПРФ (62%), учащаяся молодежь (68%) и сторонники партий, не прошедших в Государственную Думу на декабрьских выборах (72%), передает «Интерфакс».

Отдельного внимания заслуживает возрастная динамика. Молодежь в 18-24 года отличается большим числом защитников права на митинги (61%) и малым числом его противников (29%). Но в 24-39 лет картина существенно меняется (55% — 36%). Новый подъем происходит в 40-59 лет (57% — 31%), за которым следует окончательный спад (48% — 34%), показывают исследования «Левада-Центра».

Примечательно, что в сравнении с опросом, проведенным «Левада-Центром» полтора года назад, несколько выросло число россиян, готовых поддержать запретительные меры в отношении «уличных политиков». Правда, в ноябре 2006-го вопрос был сформулирован более жестко: «Ущемляют ли власти демократические права граждан, запрещая митинги, демонстрации, шествия? «. Тогда 21% респондентов ответил: «Нет, не нарушают». По мнению социологов, количество граждан, которые поддержали бы запретительную политику властей в любой ситуации, осталось на прежнем уровне. Остальные соглашаются с репрессивными мерами лишь потому, что массовые акции чреваты беспорядками и создают неудобства при перемещениях по городу (те же автомобильные пробки, например). «Нужно только уточнить, кто им больше мешает и кто больше беспокоит: становящиеся все более немногочисленными «марши несогласных», или, из несколько иной сферы, гей-парады, или массовые многотысячные акции «Наших» и других прокремлевских молодежных организаций», — замечают авторы исследования.

По мнению исполнительного директора движения «За права человека» Льва Пономарева, опрошенные граждане все-таки имели в виду протестные акции. «Думаю, что речь шла о таких выступлениях — пропаганда промывает мозги, делая из митингующих «врагов отечества», и делает пока успешно», — заявил общественный деятель. Рост мещанских настроений в обществе правозащитника не пугает — по мнению Пономарева, исследование свидетельствует о том, что россияне живут в целом достаточно благополучно, и «дай бог, чтобы так было и дальше».

«Но мы знаем, что в условиях жесткого руководства власть не в состоянии гибко реагировать на изменения экономической и тем более политической ситуации, — подчеркивает правозащитник. — Народ должен уметь реагировать на ошибки в государственном управлении — и в том числе выходя на улицы и давая, таким образом, сигнал власти». Пока же, полагает правозащитник, люди в массе своей не готовы предоставить государству такую «обратную связь».