Боеспособность российской армии стремится к снижению «ниже критического уровня»

За прошедшие две недели мы получаем уже вторую новость из Министерства обороны РФ, подтверждающую опубликованный в конце 2007 года Доклад ИНС «Итоги с Владимиром Путиным: кризис и разложение российской армии».

Минобороны РФ придало огласке утвержденную еще 28 марта «Стратегию социального развития Вооруженных сил России до 2020 года».

Ключевой вывод, который делается авторами документа — «Сохранение существующих в российской армии тенденций может привести к снижению боеспособности и боеготовности вооруженных сил «ниже критического уровня».

Как утверждается в Стратегии, в настоящее время уровень профессиональной подготовки военнослужащих продолжает снижаться, условия прохождения службы не соответствуют требованиям безопасности, вследствие чего ежегодно отмечается высокий уровень гибели и травматизма, более 30 процентов офицеров не соответствуют требованиям занимаемой должности.

Сохранение существующих тенденций, как говорится в Стратегии, может привести к ухудшению психологического состояния военнослужащих, снижению дисциплины, престижа и привлекательности военного образования, гибели еще большего количества военнослужащих в мирное время.

Кроме этого, существует тенденция снижения укомплектованности воинских частей и учреждений «до критического уровня», что специально подчеркивается в документе.

Вывод, который делают авторы «Стратегии», закономерен — все, о чем говорится в документе, приведет к возрастанию угрозы потери суверенитета и территориальной целостности России.

При этом единственное направление развития, о котором говорится в опубликованной части «Стратегии» — социальное, включающее строительство жилья, увеличение заработной платы и иных мер повышения привлекательности службы для офицеров.

Специально подчеркивается, что документ обсуждался с комитетами солдатских матерей, что призвано подчеркнуть стремление Минобороны к повышению престижа службы по призыву.

Но, к сожалению, осталось неизвестным, как Минобороны собирается решать ключевые вопросы повышения боеспособности армии — поставки на вооружение новой техники и повышения престижа самой армии в обществе, без чего решение частных социальных вопросов не слишком сильно поднимет престиж воинской службы.

Кроме того, ничего не сказано о проблемах «дедовщины» и «землячеств», которые приводят к тому, что в ряде частей солдаты, принадлежащие к определенным «землячествам», не выполняют распоряжения офицеров, а иногда и вступают с офицерами в друки.

Таким образом, можно признать, что тенденции к деградации российской армии и снижение ее боеспособности признаны Министерством обороны РФ, а о кардинальных мерах, направленных на то, чтобы этого не произошло, ничего не известно.