Беларусь боится битвы за региональное влияние?

По словам министра иностранных дел Беларуси Сергея Мартынова, его страна беспокоится, что инициатива Европейского Союза усилить свои связи с шестью бывшими советскими государствами может превратиться в соревнование между Россией и ЕС за ‘сферы влияния’ в Восточной Европе.

‘Мы не собираемся выбирать между ЕС и Россией. Мы не будем развивать отношения с одной из сторон в ущерб отношениям с другой, — сообщил г-н Мартынов в интервью с газетой Financial Times. — С нашей точки зрения, соревнование за сферы влияния — это абсолютно неверный способ рассматривать отношения.’

Мартынов дал свое интервью за неделю до саммита, который должен начаться в Праге в следующий четверг, и в рамках которого ЕС и шесть государств — Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Молдова и Украина — дадут старт так называемому ‘Восточному партнерству’.

Г-н Мартынов заявил, что Александр Лукашенко, который авторитарно управляет Беларусью с 1994 года, по-прежнему не принял решение о своем участии в саммите. Некоторые высокопоставленные чиновники Евросоюза сомневаются, что г-н Лукашенко или президент Молдовы Владимир Воронин приедут на встречу.

Со стороны Евросоюза, канцлер Германи Ангела Меркель и лидеры центральноевропейских и восточноевропейских стран будут обязательно, но, по словам дипломатов, ожидать присутствия лидеров всех 27 стран европейского блока не стоит.

Даже если г-н Лукашенко не приедет, саммит указывает на оттепель в отношениях между ЕС и Беларусью, в то время как государство, в свое время названное ‘последней диктатурой Европы’, делает осторожные шаги в сторону ослабления внутреннего политического контроля.

‘Обе стороны понимают, что попытки игнорировать друг друга не помогут. Мы должны сотрудничать и работать вместе, — говорит г-н Мартнов. — Существует множество сфер, в которых ЕС и Беларусь одинаково заинтересованы в сотрудничестве — энергетика, транзит товаров, борьба с нелегальной миграцией и организованной преступностью, принятие европейских стандартов в нашей промышленности и экономике.’

Г-н Мартынов дал понять, что вероятность того, что на следующей неделе Беларусь устроит ЕС неприятный сюрприз и последует примеру России, признав независимость сепаратистских республик Абхазии и Южной Осетии, невелика.

Для Евросоюза, решение Беларуси признать эти независимость этих регионов стало бы неприятным напоминанием о том, насколько Москва по-прежнему может управлять внешней политикой своего гораздо меньшего соседа.

‘Южная Осетия и Абхазия — это сложный вопрос. Мы изучаем его на уровне правительства и парламента,’ сообщил г-н Мартынов по телефону.

‘Восточное партнерство’ было создано для продвижения стабильности и благосостояния в Беларуси и пяти других бывших советских республиках, не давая при этом никаких обещаний по поводу возможного членства в ЕС.

Это нежелание раздражает Украину, которая нацелена на присоединение к ЕС, но не Беларусь, которая не ставит перед собой подобных целей.

С точки зрения ЕС, проект партнерства стал еще более важен после прошлогодней войны между Россией и Грузией.

Тем не менее, для Кремля этот проект напоминает попытку распространить влияние Евросоюза за пределы восточных границ в регион, который большую часть 20-го века находился по советским контролем.

Беларусь застряла посередине — у этой страны тесные исторические и культурные связи с Россией, но также и с западными соседями Литво и Польшей, которые присоединились к ЕС в 2004 году.

‘Если ‘Восточное партнерство’ будет урегулировано правильно, оно может стать объединяющим усилием для Европы без разделительных линий,’ сказал г-н Мартынов.